Что происходит, если ребенок убегает из дома

Как бы печально это ни звучало, но иногда отношения с родителями отравляют нашу жизнь с самого раннего возраста. Насилие в семье, насилие над детьми, моральное или физическое — однозначно ужасно и недопустимо. Травмы, полученные от таких «токсичных» отношений в семье, влияют на всю последующую жизнь человека.

История Полины, 25 лет, Москва:

Я сбежала из родительского дома, когда мне было 18. Мне кажется, в семье у нас особенно никогда не было идиллии. Били, скандалили, а когда была еще маленькая — друг друга били и скандалили. Мне кажется, в этой семье это было всегда, с самого начала — никто никого не любит, и все очень раздражены.

Побег не был специально подготовленной спецоперацией — просто в один из дней, во время очередного скандала между мной и отцом, мне жутко захотелось на улицу. Уже обуваясь я поняла, что больше сюда не вернусь, положила в рюкзак паспорт, проездной и, кажется, носки, в дверях поставила свою маму перед фактом, что уже не приду домой. Не знаю, растерялась она или не поверила мне сразу, но никто меня не останавливал.

Я помню, что мне не было страшно, вообще не помню каких-то ярких впечатлений от принятого решения, вроде рыданий в пустом автобусе, уносящемся вдаль, я была спокойна. Да и осознание, конечно, как круто сейчас изменится твоя жизнь, приходит уже после.

Изменилась она действительно круто.

Сперва я пощупала настоящую свободу действий

Первое время было временем совершенной свободы. Хорошо, что у меня были накопленные деньги с работы в сувенирном магазине, а друзья, у которых я жила, входили в положение и ничего не требовали (хотя, по-честному, стоило устроиться на работу сразу, но мне не стыдно, что я этого не сделала). Я получила очень много спорного, но захватывающего опыта: спала в музее и катаясь в метро, постоянно прыгала по разным чужим квартирам, даже успела «пожить» на вокзале несколько дней, когда некуда больше оказалось идти ночевать. Я постоянно бродила, слушала музыку, а потом попадала к знакомым на какие-то сборища совсем разных людей, познакомилась с очень большим количеством интересных ребят, наслушалась разных историй и сама побывала героем некоторых. Это стало для меня какой-то тотальной проверкой всего на прочность: друзей — на готовность помочь в любой беде, себя — на смелость и готовность ко всему. И наглость. Мне казалось, что я щупала мир ладонями и смотрела на него совсем другими глазами, словно наизнанку. Было невероятно круто никогда никуда не спешить и поэтому быть как-будто везде.

Научилась обеспечивать себя и действительно хорошо работать

Потом, конечно, пришло время найти уже себе угол и устроиться на работу. За год я сменила где-то шесть мест (просто по желанию), и еще в самом начале участвовала на добровольных началах в одном не крупном проекте. Так как не было причин задерживаться там, где ничего не хотелось делать, обычно работа была мне в радость, и я отдавалась ей на все сто. Иногда надо мной даже смеялись коллеги (по-доброму), потому что на некоторых местах работы я почти буквально жила. Понятно, что это было не без причины, но теперь по крайней мере я знаю, что умею реально впахивать, когда мне это нужно, да и работы, в общем-то, никакой особенно не боюсь.

Получила по башке

Не знаю, причина это или следствие, но после побега из дома я действовала очень импульсивно. Это было даже чем-то нездоровым. Шла по улице, а потом заходила куда-то и устраивалась там на работу, потом так же увольнялась и находила новую, то же с жильем. Или садилась в поезд и ехала в другой город, потому что настроение было такое. Так же с людьми. Со временем, где-то через год, это было уже не так весело, потому что я превратилась в бесконечное бегство от всего, и от себя тоже. В какой-то момент у меня еще начались панические атаки, и стало совсем тяжело. Иногда мне действительно казалось, что скоро я просто умру. Мне стали очень сложно даваться элементарные решения, все время хотелось убежать от любой возможности выбора. Я не могла даже выбрать кофе в супермаркете, и до сих пор помню, как плакала перед этим стеллажом в полном отчаянии.

А потом я начала бешено грести лапами к выходу из себя

Конечно, мне очень помогли мои друзья, хотя бы тем, что друзья не боятся нас иногда подпинывать. Поначалу я паразитировала на их поддержке, а потом мне стало за это стыдно. Вообще, стыд — довольно действенный катализатор. Мне было неловко оказаться заплаканной устрицей среди образованных, самостоятельных и успешных молодых людей. Примерно в это же время начались отношения с моим нынешним мужем. Он всегда смотрит на меня такими глазами, словно я лучший человек на этой планете, верит, что я очень сильная, смелая и талантливая, и мне так хотелось хоть на десятую процента соответствовать этому, что пришлось выгребать из болота инфантильности и бегства. Где-то через год я забеременела (все так же быстро на волне постоянно своей спешки), но это наконец-то притормозило меня и включило режим полной ответственности за свою жизнь.

Читайте также...

Как родители «разрушают» детей

На дворе 21 век, но мы до сих пор не можем приблизиться к тому, чтобы …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *